Окрепилов В. В. «Наука и Религия»

Вопрос взаимоотношения науки и религии затрагивает многих, если не всех людей. Созданию союза религии и науки предшествуют два условия. Первое, надо ясно понять - зачем нужен этот союз. И второе - надо четко уяснить себе, в чем состоит сущность союза религии и науки. Зачем нужен союз религии и науки?

 

Мы живем сегодня в обстановке глобального кризиса цивилизации. Этот кризис - не только экологический, он, прежде всего, нравственный, культурологический, демографический - в общем глобальный. Сегодня уже всем становится ясно, что причина кризиса заключена в мировоззрении техногенного общества, в категорическом отрицании им того, что существует духовный мир. Все учебники уверяют нас, что мир состоит из вещества и энергии, представляет собой движение атомов и молекул. И тогда человек, уже независимо от науки, делает вывод о том, что в таком мире нет и не может быть Бога. Таким образом, наука и религия в мировоззренческом плане выступают как антагонисты. Это противоречие науки и религии нарушает гармонию в мире, искажает душу человека. Такой мир не сможет долго существовать. Союз науки и религии и нужен, прежде всего, затем, чтобы преодолеть этот катастрофический мировоззренческий разрыв. В чем сущность союза религии и науки?

 

Союз - это отсутствие вражды, это согласие, но, разумеется, вовсе не слияние в одно. Религия и наука всегда останутся со своими собственными целями и методами. Бессмысленно говорить о религиозной физике или христианской биологии. Такого не должно быть, да и не может быть.

 

Союз религии и науки можно, если обратиться к образному мышлению, уподобить союзу любви и разума. Любовь и разум всегда существуют в жизни рядом, вместе, они соседствуют, но при господстве любви. Любовь не постигается разумом, но разум нуждается в просветлении любовью. Человек может иногда оказаться в ситуации конфликта любви и разума. Нетрудно найти в нашей жизни такие примеры. Чтобы понять, в чем причина конфликта, поставим вопрос так: когда возникает союз любви и разума? Тогда, когда человек живет в дружной семье, в супружеской любви, со своим народом, на своей родине, с Богом. То есть, для гармонии любви и разума нужны определенные условия. Сегодня, к сожалению, взаимоотношение религии и науки таких условий не имеет в достаточной степени. Совместными усилиями ученых и церкви их нужно создавать.

 

В этой связи уместно обратиться к истории нашей страны. Уже скоро, 19 ноября, мы будем отмечать 300-летие со дня рождения Михаила Васильевича Ломоносова - великого ученого, вошедшего в историю благодаря своим выдающимся работам и открытиям в области химии, физики, географии, металлургии, астрономии, истории, русской словесности и изобразительного искусства. Ломоносов был и талантливым администратором, активно способствовавшим развитию научных учреждений. И, вместе с тем, Ломоносов был человеком верующим. В молодости он получил хорошее церковное образование, регулярно посещал храмы.

 

Нужно отметить, что Ломоносов был продуктом двух культур -рациональной западной и православной русской. Западную культуру он впитал в период обучения в Германии в 1736 - 1741 годах и побывав в этот период времени в других европейских странах. Это нашло отражение и в его взглядах на взаимосвязь науки и религии. Ломоносов писал, что неверно рассуждает математик, если хочет циркулем измерить Божью волю, но не прав и богослов, если он думает, что на Псалтири можно научиться астрономии или химии.

 

Позиция Ломоносова очевидна: богословы толкуют и проповедуют Священное Писание, показывая путь к добродетельной жизни, ученые же «открывают храм Божеской силы и великолепия...».

 

Ломоносов ясно понимал и высказывался совершенно определенно, что изучение, постижение «Евангелия от Природы» требует опоры на опыт, убедительные доказательства. А религиозная вера опирается на священные книги и обращена прежде всего к человеческой душе, дает наставления моральные, которые оправдываются и утверждаются именем Бога. Великий ученый говорил: «Правда и вера — суть две сестры родные, дщери одного Всевышнего родителя, никогда между собою в распрю прийти не могут...».

 

Очень многие знаменитые, признанные мировым сообществом гениальные ученые различных научных направлений, были глубоко верующими людьми.

 

Например, Иван Петрович Павлов, знаменитый русский ученый -физиолог, лауреат Нобелевской премии. Многие петербуржцы помнят, что Знаменская церковь, прихожанином которой он являлся, сохранялась только из-за него, благодаря его огромному авторитету и известности, и была разрушена сразу же после его кончины. Даже в период жесточайших гонений на церковь, в пасхальные дни он вывешивал на дверях своей лаборатории объявление: «Закрыто по случаю праздника Святой Пасхи». В те годы такое мог себе позволить только великий Павлов.

 

А знаменитый хирург Николай Иванович Пирогов впервые создал женскую общину сестер милосердия Честнаго и Животворящего Креста, положив начало более чем вековому подвигу русских женщин в военных госпиталях и на полях сражений, привлек их сестринский и материнский духовный потенциал для ухода за ранеными воинами и заботы о больных людях. Богоугодное дело, которое продолжается успешно и до сих пор. Любимой книгой Пирогова было Евангелие. Главный, настоящий и истинный прогресс человечества по Пирогову в том, чтобы люди по духу своему приблизились к Евангелию, стали добрыми, правдивыми, чистыми сердцем, безкорыстными и милосердными.

 

Подобных примеров можно привести множество. Они, конечно же, есть не только в России, но и за рубежом. Так, знаменитый Луи Пастер говорил: «Чем больше я изучаю природу, тем более изумляюсь непостижимым делам Создателя. Я молюсь во время работ своих в лаборатории».

 

Вопросы единства науки и религии волновали и многих известных священнослужителей. Вот что писал Александр Мень в своей работе «Верую...»: «...человек всегда ощущал за многообразием духовных и физических начал нечто единое. И наука оказалась на том же пути. Падает метеорит. Ученые изучают его состав. Оказывается - те же элементы, что и на Земле. Спектральный анализ проникает в глубины звезд, открывает их состав -там та же таблица Менделеева. Всюду действуют общие законы, все как бы подчинено некоему единому замыслу. Что стоит за этим совершенством Вселенной? Откуда эта закономерность? Когда нам говорят, что нет чудес, я сразу думаю о том, что самое большое чудо - существование мира, причем чудо, которое человек может познать. Аристотель говорил, что всякое познание, и научное в том числе, начинается с удивления. Человек изумляется тому, что он видит. Вторя ему, Альберт Эйнштейн писал, что тот, кто потерял способность изумляться, душевно мертв. Знать, что существует сокровенная реальность, которая является как высшая мудрость и совершенная красота, - это знание, это убеждение есть ядро подлинной религиозности. В эпоху создания классической механики, которая предшествовала эйнштейновскому пониманию мира, один из основателей небесной механики, Иоганн Кеплер, говорил: "Когда я изучаю законы мироздания, я как бы прикасаюсь к Богу руками".

 

Александр Мень утверждал: как наука постигает материальную часть мира, так вера познает его духовную основу. Но и та и другая теснейшим образом связаны между собой - потому что и та и другая познают, в конце концов, Творца и Тайну. Когда человек смотрит на жизнь не поверхностно, когда он не скользит по вещам, когда он задумывается над чудом атома, клетки, расцветающего цветка, сложностью собственного устройства, то чем больше он проникает в это, тем сильнее его бесконечное изумление. Вселенная -гигантский организм. Любая вещь, созданная человеком, требует усилий, искусства, таланта и разума. Но насколько велик и необъятен должен быть тот разум и тот гений, который стоит за всей Вселенной! К нему подводит нас все то, что нам известно о мироздании.

 

Как видим, и многие великие ученые, и многие известные священнослужители в разное время говорили, по сути, об одном и том же: о недопустимости противоречий между наукой и религией, о необходимости гармоничного сочетания и сосуществования этих путей познания мира.

 

Союз науки и религии невозможен, если не возникнет предварительно благоприятная духовная обстановка. Та духовная атмосфера, которая зависит от всех нас, верующих и неверующих людей. И для этого следует, прежде всего, глубоко понять, что представляет собой союз религии и науки, нужно избавиться от ложных представлений о таком союзе, и утвердиться в том, что этот союз сегодня крайне необходим. Надо избавиться от духа вражды между религией и наукой и воспитать в себе дух союза и содружества. Надо уже сегодня говорить о том, что между религией и наукой нет принципиального противоречия.